Игры с магией воды

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Игры война Онлайн игры


воды игры с магией

2017-10-20 23:30 Войны происходят тогда, когда одно государство пытается завоевать другое Или более Драконы Вечности приключение для всех, кто любит онлайн mmorpg игры Драконы Вечности




Нормальное такое женское имя Вита. Никаких особых ассоциаций ни у кого не вызывает. А вот что касается их мужей - это таки да. Согласитесь, что "Витин муж" звучит несколько двусмысленно.


Если долго сидеть в людном месте, то через некоторое время люди будут подавать вам милостыню.






НОВЫЙ РУС лан и Людмила. У Мерзедеса Дуб зеленый, Златая цепь на Дубе том. И днем и ночью Буль ученый Все ходит, ноги колесом. Идет направо – факс заводит, Налево – пейджером пищит. Там чудеса, там Киллер бродит, Путанка на ветвях сидит.


Шеф одного из моих знакомых, страшно богатый еврей по фамилии Либерзон, в прошлом профессор математики, а ныне бизнесмен преклонных лет. С присущей пожилым представителям данной нации скромностью и аскетизмом средством своего передвижения выбрал совершенно "убитые " внешне жигули шестой модели. И вот гонит он как-то по МКАДу километров под 120. Откуда ни возьмись - гаишник на патрульной машине: все чин-чинарем, сует под нос радар, мол, нарушаете гражданин Либерзон. Старый хрыч даже бровью не повел и говорит: вы что, ошалели? моя ласточка больше 80-и не ездит. Гаишник снова сует свой радар: мол, факты налицо. Но старик гундосит и продолжает гнуть свое: я бедный, машина плохая, и вообще все это грязная подстава. За препирательствами проходит минут десять, и под конец уже вконец заведшийся гаишник говорит: так садись в свою помойку, поехали, сейчас посмотрим, как она ездит. Либерзон садится за руль, трогается и начинает вяло так ехать. Гаишник орет: ты ж на газ не жмешь, жми, тебе говорю. Либерзон вынужденно начинает газовать. Они проезжают уже несколько километров, когда на спидометре стрелка доползает до 120 и гаишник удовлетворенно орет: вот видишь? а то говорил! тормози. Они останавливаются у обочины. "Ну ладно" - говорит Либерзон, - "что делать будем?" - "Ну-уууу" - начинает петь любимую песню гаишник. "Ладно, давайте выписывайте талончик". Гаишник радостно кивает и начинает хлопать себя по карманам. "А я их в машине оставил," - и он беспечно машет рукой в сторону оставшейся где-то далеко сзади гаишной машины. "А как же я вам штраф заплачу? Это же будет незаконно," - с ударением на последнем слове, подчеркнуто подозрительно и официально говорит Либерзон. Остатки счастливой улыбки еще не сползли с лица мента: "А вы что же, разве не отвезете меня назад?" - спрашивает гаишник. Либерзон невозмутимо: "Я бы с удовольствием вам помог, молодой человек, но здорово опаздываю, а мне в другую сторону." - "А как же я назад доеду?" - цепляясь за остатки надежды, спрашивает мент с дрожью в голосе. "А вы перелезьте через ограждение, на той стороне палочкой махните, кто-нибудь вас подвезет." Гаишник несколько секунд судорожно зглатывал, краснел и надувался. Но потом справился с собой и минут десять уссывался кипятком: "Ну, бля, отец! сколько работаю, первый раз меня так развели. Ну ты даешь!" Либерзон поехал дальше, а гаишник, получивший урок общения с еврейской профессурой, полез через МКАД ловить попутку.